Яцрб запись на прием

Ярцево «13» августа 2010 года Судья Ярцевского городского суда Смоленской области Бондаревич Ярцево,в связи с поступившим вызовом в регистра­туру ЯЦРБ от ФИО6, по поводу болей в области сердца его жены - ФИО5. Находясь в квартире ФИО5, имея достаточное количество времени для постановки правильного диагноза и возможность ис­пользования необходимой медицинской аппаратуры, Коренева На просьбу ФИО27, провести его жене электрокардиограмму, Коренева Давность инфаркта миокарда, согласно заключе­нию судебно-медицинского исследования в переделах 3-х суток, что соответствует клиниче­ским данным. Правильный диагноз заболевания, от которого наступила смерть, при жизни установлен не. Соответственно лечение этого заболевания не проводилось. Возможно, имело место недооценка клинической картины. Все специалисты, ко­торые осматривали больную, располагали вполне достаточным временем для постановки правильного диагноза. Выписанные препараты были предназначены для лечения остеохонд­роза, головокружений, нарушений мозговых кровообращений и не имели отношения к лече­нию инфаркта миокарда. Благоприятный исход заболевания ФИО5 был возмо­жен. При подозрении на инфаркт миокарда и своевременном проведении ЭКГ - исследова­ния высока вероятность постановки правильного диагноза и соответственно адекватного лечения. Ненадлежащее исполнение Кореневой В судебном заседании подсудимая Коренева Двери открыл муж последней ФИО6 и проводил ее в комнату к жене, где та ждала ее сидя на кровати, и она сразу же приступила к ее опросу. ФИО7 пояснила, что накануне ей стало плохо, появилась тошнота, головокружение, шумы в голове, поднялось давление, в связи с чем, им даже пришлось вызвать скорую медицинскую помощь. Тогда она спросила у ФИО5 о наличии болей в сердце, на что та пояснила, что сейчас у нее нет болей в сердце, которых, как таковых, не было и накануне, поэтому таблетки от сердца она ей не выписывала. Последняя рассказала, что утром 04 сентября 2007 года была на даче и резала яблоки, то есть провела некоторое время в наклоне, а когда вернулась домой, стало плохо. Она измерила ей давление, которое было в норме, прослушала сердце и лёгкие с помощью фонендоскопа, никаких отклонений не обнаруживала, поэтому выписала диклофенак в таблетках, мазь финалгон и пикамелон, препарат от головокружения, рекомендовав придти в поликлинику на обследование, сдать анализы и сделать кардиограмму сердца. ФИО5 указывала на длительность болей в шее, не меньше месяца, за помощью не обращалась, лечилась самостоятельно, а на подоконнике она видела у нее мазь фастум гель. ФИО5 к ней на прием приходила в 2004 году, был диагностирован кардиосклероз и артериальная гипертензия, и в 2006 году с ОРВ, из ее карточки также усматривается, что в 2006 году та обращалась к невропатологу с болями в поясничной области, симптоматика которых, как и артериальная гипертензия, по карточке прослеживается с 2000 года. На остеохондроз ФИО5 не жаловалась, но она усматривает у нее предрасположенность к его появлению на фоне имеющихся жалоб на боли в области поясницы. ФИО6 на момент осмотра его жены находился в другой комнате, было слышно, как он был занят своими делами. Прием длился около 20-30 минут, состояние больной было удовлетворительным, та даже вместе с мужем проводили ее до дверей. При этом никто ее из них не просил сделать ЭКГ. Иначе она бы вызвала скорую медицинскую помощь с этим аппаратом, поскольку в поликлинике на такой выездной аппарат длинная очередь. Поскольку у ФИО5 она была в среду, то на прием последнюю ждала, либо в четверг, либо в пятницу, то есть перед выходными, но та так и не пришла. И она, практикуя повторное посещение больных, больше к ФИО5 не приходила, поскольку по состоянию здоровья последней не усмотрела необходимости в. Перед приходом к ФИО5 она зашла в регистратуру, работники которой не имеют медицинского образования, сигнального листа скорой помощи в ячейке не. Работники скорой медицинской помощи не только с 2009 года их не регулярно привозят, но и в 2007 году имелись с этим проблемы. В своей практике она много раз осматривала людей с предынфарктном инфарктном состоянием, в том числе с атипичным его проявлением, но всегда такое состояние диагностируется по жалобам больного. При этом острый коронарный синдром, послуживший причиной смерти ФИО5, сопровождается острыми интенсивными болями в грудной клетки продолжительностью от 2 до 6 часов, а ФИО5 утверждала, что болей в сердце у нее не было и нет, поэтому она не могла выявить такой диагноз. Несмотря на отрицание своей вины, причастность подсудимой Кореневой Согласно показаниям потерпевшего ФИО6, данных им в судебном заседании, 04 сентября 2007 года около 09. На даче жена себя чувствовала нормально. Они немного поработали, резали яблоки. Находясь дома, жена его окликнула из спальни, и, сказав, что ей плохо с сердцем, попросила вызвать скорую медицинскую помощь. Он тут же набрал номер экстренной службы и по месту своего жительства по адресу: Смоленская область, г. Ярцево,попросил приехать медицинских работников, сообщив диспетчеру, что его жена жалуется на боли в сердце. Из-за ее плохого самочувствия ему даже пришлось перезвонить и уточнить, как скоро они приедут, на что ему ответили «ждите» и, поскольку больная жаловалась на боли в сердце, порекомендовали ей до приезда специалистов занять лежачее положение и не делать никаких лишних движений. Вскоре приехала фельдшер ФИО8 и прошла в спальню к жене, где стала с ней беседовать. Мерила ли она жене давление, давала ли какие-либо препараты, делала ли уколы, сказать не может, так как из-за этических соображений остался в зале, где сидел на кресле напротив входной двери в спальню, но слышал, что жена пожаловалась на боли в сердце, отдающие под лопаткой. Долго ФИО8 у них не задержалась, по результатам осмотра сделала вывод о том, что у его жены остеохондроз, в связи с чем, посоветовала обратиться к невропатологу. При этом рекомендовала больше двигаться. На пороге он спросил у фельдшера, а почему она не делает кардиограмму, на что она с агрессией, вскользь ответила, что больной это не показано, последней необходимо обратиться к невропатологу. Тогда они решили подождать, раз медик, официальное лицо поставило такой диагноз, и по самочувствию жены определить свое дальнейшее поведение. На следующий день 05 сентября 2007 года он позвонил в регистратуру ЯЦРБ и попросил придти участкового терапевта на дом, так как боли в области сердца у жены не проходили, отдавались в области предплечья. При этом, о наличии у жены артериального давления не говорил, так как достоверно не знал об. Во второй половине дня к ним домой пришла участковый врач Коренева Он провел ее в спальню к жене, которая стала жаловаться на боли в сердце, рассказывать про диагноз, который ей поставила ФИО8 и когда врач приготовилась к ее осмотру он покинул помещение, сев в кресло напротив спальни. Через пару минут Коренева Тогда он сразу же спросил у врача, почему же никто не хочет сделать его жене кардиограмму, ведь дело всего 5-ти минут и единственно верный путь исключить наличие серьезного диагноза. На это Коренева При этом, по словам жены, даже сердце не послушала. Его возмущает такое отношение врача, когда вышеуказанные препараты и такие рекомендации назначались человеку, который жаловался на боли в сердце, находился в крайне тяжелом состоянии, а на следующий день умер от сердечного приступа - инфаркта миокарда. По его мнению, и ФИО8, и Коренева Жене был поставлен диагноз не соответствующий действительности и назначено лечение не соответствующее ее диагнозу, что может свидетельствовать лишь о том, что врачи поверхностно отнеслись к своим обязанностям, ничего кроме остеохондроза у нее и не захотели рассматривать, работая по схеме «на галочку», тем самым, лишив его жену жизни. Тогда как при всей внимательности и предусмотрительности жену еще можно было спасти, правильно диагностировав ее состояние с учетом имеющейся симптоматики или, во всяком случае, приняв все необходимые меры для этого, к чему также единогласно пришли все эксперты в своих заключениях. До этого случая жена очень редко посещала врачей, ели он не ошибается, была у участкового месяцев 10 назад, и то не помнит по какому поводу, так как она практически ни на что не жаловалась. До прихода ФИО8 и Кореневой На этом фоне, когда он захотел отложить намеченную ранее на 06 сентября 2007 года поездку на рыбалку, жена не позволила. Утром, раз врач ей рекомендовал больше двигаться, она пошла на базар за продуктами питания, а по пути в аптеку за препаратами, которые врач ей прописала, а он поехал на рыбалку. Когда с помощью сотрудников МЧС они от­крыли дверь, то обнаружили, что его жена скончалась. Не может передать словами, какое горе он пережил, потеряв не только близкого человека и родственную душу в лице заботливой жены, но и верного соратника. Боль утраты не покидает его и в настоящее время, но гражданский иск заявлять не намерен, его интересует лишь справедливое наказание виновных лиц в смерти его жены. В армии получил травму, в связи с чем, стал плохо слышать и в 1951 году перенес операцию на слуховом аппарате, после слышал хорошо, но с годами слух становится хуже, что-то может не услышать, что-то прочитает по губам либо переспросит. У него небольшая двухкомнатная квартира, он как в приезд фельдшера, так и в приезд врача сидел в зале в кресле напротив входа в спальню, на расстоянии вытянутой руки от нее, где стоял стол, и Коренева Что конкретного говорила жена врачу, он не слышал, но исключает тот факт, чтобы она не жаловалась ей на боли в сердце, так как они стали причиной для вызова скорой помощи, из-за них он просил сделать кардиограмму. Он, не являясь медиком, сам страдая сердечно - сосудистым заболеванием, по внешнему виду жены, ее жалобах, которые появились у нее впервые за столько лет, сразу предположил, что срочно нужно проверять сердце. Соседи, когда видели жену в день ее смерти, говорили, что она возвращалась домой согнувшись, еле передвигая ноги. Со времени смерти жены подсудимая ни разу к нему ни по какому поводу не обращалась. Из показаний свидетеля ФИО8, данных ею в судебном заседании, усматривается, что она работает в должно­сти фельдшера ЯЦРБ, отделение «Скорой медицинской помощи». В бригаде она находилась одна, согласно, распределению заведующего отделением. Ярцево,о том, что его жене ФИО5 плохо в области сердца, и, возможно, поднялось давление. Она приехала по вышеуказан­ному адресу, ФИО5 лежала на кровати в комнате, она подо­шла к ней и спросила, что её беспокоит, та пояснила, что у неё слабость, головокруже­ние, тошнота, была однократная рвота и неприятные ощущения в области сердца. Она произвела обследование - измерила давление, прослушала её серд­це и лёгкие с помощью фонендоскопа. Она сделала ей укол: магнезию, обезболивающее: анальгин с димедролом, дала таблетку фенозепама, от чего со слов ФИО5 ей стало легче. Затем муж последней попросил сделать кардиограмму сердца, тогда она пояснила, что в данный момент это сделать невозможно, так как кардиограф у них работает один и сейчас находится в другой врачебной бри­гаде на вызове. В связи с чем, она посоветовала пронаблюдать за больной и если не станет лучше, вызвать скорую помощь повторно, а на следующий день было рекомендовано обязательно обратиться к участковому врачу. По состоянию ФИО5 явных признаков инфаркта миокарда не прослеживалось, у нее не было жгучих болей в области сердца, либо, как правило, отдающих в области желудка или лопатки, а наличие лишь повышенного давления и то, незначительно, не могло служить о показании к госпитализации или самостоятельного вызова бригады скорой медицинской помощи с ЭКГ. В тот день повторно скорую помощь никто для ФИО5 не вызывал. При установленной ею у ФИО5 гипертензии, она не давала советы больше двигаться, напротив, рекомендовала покой. Никаких других диагнозов, в том числе остеохондроз, она ФИО7 не ставила, а тем более не рекомендовала ей совершать какие-либо активные действия с ее симптоматикой. Все действия, такие как повод, послуживший основанием вызова скорой помощи для ФИО5, времени ее прибытия, действия, которые она проводила и рекомендации, которые были даны больной по приезду в отделение она отразила в карте вызова скорой медицинской помощи. Кроме того, она заполнила рабочий журнал скорой медицинской помощи, сигнальный лист для участкового терапевта, где указала время выезда, ФИО больной, адрес и диагноз, передав его в регистратуру. Не помнит, делала запись в специальный журнал для записи участкового врача на дом, возможно и нет, поскольку был совет вызвать повторно скорую помощь, а на следующий день самостоятельно вызвать участкового врача. Запись в журнал они делают в тех случаях, если отсутствует те­лефон, гражданин в сильно тяжёлом состоянии, детей, хронически больных, тех больных, ко­торые отказываются от госпитализации. Такие препараты, как фастум — гель и диклофенак на­значаются при заболеваниях опорно-двигательной системы, противопоказанием к их применению может являться язвенная болезнь желудка; препараты пикамилон и бетасерк назначается для улучшения мозгового кровообращения, в первом случае к противопоказаниям для его применения может относится лишь индивидуальная непереносимость, во втором — почечная недостаточность. Вышеуказанные лекарственные препараты не относятся к лечению ишемической болезни сердца, во всяком случае, их в аннотации не наделяют такими свойствами, а предназначены для расширения сосудов головного мозга, улучшения кровоснабжения. Препарат фенозипам является транквилизатором, успокоительным средством, как и в каких дозах он влияет и влияет ли на сердечную мышцу, ей не известно. Магнезией в ампулах пользуются на скорой помощи для снижения артериального давления. Анальгин с димедролом — обезболивающие препараты, в этой смеси димедрол наделяется противоаллергенными свойствами и усиливает действия анальгетика. В настоящее время находится в отпуске с выездом за пределы области. Длительные, не менее месяца боли в области шеи, действительно, характерны для шейного остеохондроза и в редких случаях для инфаркта миокарда. Вообще локализация болей при атипичном течении заболевания различна вплоть до болей в животе. Динамика развития острого коронарного синдрома определяется исключительно на основании клинических данных, полученных от пациента. При этом длительность болей определяется не месяцами, а минутами, часами, реже днями. В рассматриваемом случае имел место инфаркт миокарда, развитие которого наступило за 3 дня до смерти пациента. Препарат фенозипам был введен пациенту в лечебной дозировке и не мог смазать картину инфаркта миокарда, что возможно было бы при его введении в большом количестве, в котором его свойства приобретают наркотическое действие. В данном случае он был введен в целях успокоительного действия, от него могла появиться слабость, некое головокружение, но и даже в этом случае он не мог бы смазать картину инфаркта миокарда. При отсутствии указаний пациента на боли в сердце, жалобы на боли в области шеи, наличие повышенного артериального давления, врач должен был диагностировать атипичное течение инфаркта миокарда, поскольку, как правило, течение данного заболевания атипично, гипертония не всегда его обязательный признак, поэтому с учетом всех обстоятельств необходимо разбираться с использованием всевозможных методов и средств. Всегда необходимо в первую очередь иметь ввиду инфаркт миокарда, тем более, при наличии клиники в рассматриваемом случае, где, по его мнению, произошла врачебная ошибка, когда врач не сделала все, чтобы установить правильный диагноз, когда имела такую возможность, в том числе провести кардиограмму, чтобы исключить наличие столь серьезного заболевания. В судебном заседании свидетель ФИО12 показал, что семью ФИО5 знает, как соседей по лестничной площадке, Кореневу Являясь руководителем отделения скорой медицинской помощи ММУ Ярцевской ЦРБ, по записям из Журнала вызовов, знает, что 04 сентября 2007 года к диспетчеру обратилась ФИО5, проживающая по адресу: Смоленская область, г. Ярцево,с жалобами на боли в сердце. Диспетчером по адресу была направлена бригада СМП в составе фельдшера ФИО8, в которой аппарата ЭКГ не. Вместе с тем, ФИО8 могла вызвать бригаду с аппаратом ЭКГ, однако не сделала этого, что свидетельствует о том, что по состоянию больного не усмотрела необходимости в его применении. Фельдшер ФИО8 проработала в отделении скорой медицинской помощи ММУ ЯЦРБ 11 лет, имеет 1-ю квали­фикационную категорию, нареканий в обслуживании пациентов нет, поэтому полагает, что согласно выявленному заболеванию, ФИО28 назначила соответствующее лечение, в полном объеме оказав первую медицинскую помощь, дав все необходимые рекомендации. Больше скорую с ЭГК по данному адресу не вызывали. Если с 2009 года сигнальные листы составляются не регулярно из-за плохого финансирования на эти нужды, лишь на детей и тяжелых больных, в 2007 году с этим было строго, сигнальные листы составлялись в обязательном порядке по всем вызовам и утром на машине, везущей на замену халаты, белье, забирающей дистиллированную воду, вместе с ЭГГ, передавались в регистратуру поликлиники. Утром 06 сентября 2007 года он встретил ФИО5, пройдя мимо нее на расстоянии 10 метров, поздоровался, не увидел в ее поведении ничего не обычного, при этом, цель ее пристально осмотреть не преследовал. Вечером того же дня он услышал стуки на лестничной площадке, после чего вышел из квартиры, и увидел, что ФИО6 не может открыть свою входную дверь в квартиру, так как та была закрыта изнутри. Он через диспетчера СМП вызвал бригаду МЧС, которые по приезду открыли дверь квартиры, в которой был обнаружен труп ФИО5. Участковый врач терапевт также имеет возможность вызвать скорую с аппаратом ЭКГ, при этом в своем подразделении имеет собственную выездную систему диагностики. Как показывает практика, ЭКГ не всегда определяет у больного инфаркт миокарда, где-то в 30% случаев. Полагает, что развитие инфаркта миокарда возможно у человека преклонного возраста, обратившегося с жалобами на тошноту, головокружение, давление, а также боли в области шеи, типичное проявление которого обусловлено болями в грудине, отдающие в левую челюсть, левый локоть, левое плечо, при атипичном — в любую область тела. Если больной жалуется лишь на боли в шее ничего кроме остеохондроза это свидетельствовать не может, однако, не значит, что человек, всегда жалующийся на боли в поясничной области, предрасположен к появлению болей в области шеи. На предварительном следствии его показания соответствуют действительности, из имеющейся документации ФИО5, в том числе обращалась с жалобами на боли в сердце, непосредственно же к нему за медицинской помощью она никогда не обращалась, он, в свою очередь, ничего о ее заболеваниях не. Из показаний свидетеля ФИО12, данным им на предварительном следствии и оглашенным в судебном заседании в связи с противоречиями в части, следует, что согласно карте вызова скорой помощи, у ФИО5 была обнаружена артериальная гипертензия. Знает, что у Ни­китенковой Давность инфаркта миокарда, согласно заключению судебно-медицинского ис­следования, в пределах 3-х суток, что соответствует клиническим данным. Правильный диагноз заболевания, от которого наступила смерть, при жизни установлен не. Соответственно лечение этого заболевания не проводилось. Возможно, имела место недооценка клинической картины. В заявлении мужа умершей указывалось на клинику острого коронарного синдрома, при кото­рой можно было заподозрить инфаркт миокарда, однако в объяснениях фельдшера скорой помощи, врача терапевта Кореневой В данном случае, согласно записям, боли имели нетипич­ную локализацию, что привело к ошибочной диагностике и лечебной тактике. Все специали­сты, которые осматривали больную, располагали вполне достаточным временем для поста­новки правильного диагноза. Выписанные препараты не имели отношения к лечению инфарк­та миокарда. Благоприятный исход заболевания ФИО5 был возможен. По поводу проведения кардиограммы сердца ФИО6 у неё не спрашивал. Давность инфаркта миокарда, согласно заключению судеб­но-медицинского исследования, в пределах 3 суток, что соответствует клиническим данным. Правильный диагноз заболевания, от которого наступила смерть, при жизни установлен не. Соответственно лечение этого забо­левания не проводилось. Возможно, имела место недооценка клинической картины. В заявлении мужа умершей указывалось, на клинику острого коро­нарного синдрома, при которой можно было заподозрить инфаркт миокарда, однако в объяс­нениях фельдшера скорой помощи, врача терапевта Кореневой В данном случае, согласно запи­сям, боли имели нетипичную локализацию, что привело к ошибочной диагностике и лечеб­ной тактике. Все специалисты, которые осматривали больную, располагали вполне достаточ­ным временем для постановки правильного диагноза. Благоприятный исход заболевания ФИО5 был возможен. При по­дозрении на инфаркт миокарда и своевременном проведении ЭКГ - исследования высока ве­роятность постановки правильного диагноза и соответственно адекватного лечения. Фельдшером Ярцевской ЦРБ не было выполнено ЭКГ-исследование, которое должно было быть проведено при подозрении на коронарный синдром. Неправильная диагностика привела к неправильной тактике догоспитальной помощи, которая должна была включать введение лекарственных средств и транспортировку в стационар. При атипичном течении инфаркта миокарда велика вероятность ошибочной диагностики без проведения ЭКГ — исследования. После посещения врача Кореневой Был поставлен диагноз: хронический атеросклеротический кардиосклероз; артериальная гипертензия, от госпитализации ФИО5 отказалась, о чем собственноручно расписалась. ФИО5 жаловалась на головокружения, тошноту, слабость, парастезию верхних конечностей, неприятное ощущение в области сердца. ЭКГ не сделано из-за отсутствия аппарата. Проведено: внутримышечные инъекции: магнезия и анальгин с димедролом, таблетировано фенозепам, рекомендован покой, исключающий физические нагрузки, при ухудшении состояния повторный вызов скорой медицинской помощи. Судя по морфологическим особенностям тканей сердца в зоне инфаркта, давность обра­зования инфаркта составляет 2-3-е суток. Диагнозы, выставленные врачом скорой помощи и врачом-терапевтом, не соответствуют выявленной в результате судебно-медицинского ис­следования трупа патологии обусловившей наступление смерти. Психическое состояние подсудимой Кореневой Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд считает установленной вину подсудимой Кореневой Так, судом достоверно было установлено, что Коренева Ярцево Смоленской области на должность участкового врача-терапевта и ознакомлена с правилами внутреннего трудового распорядка и должностными инструкциями. Оснований не доверять показаниям потерпевшего ФИО6 о том, что он вызывал участкового врача в связи с жалобами его жены на боли в области сердца, у суда не имеется, поскольку, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, он свидетельствовал об одних и тех же обстоятельствах, давая аналогичные друг другу показания, в которых, в том числе указывал, что накануне и скорую медицинскую помощь вызывал жене по поводу жалоб на беспокоящие ее боли в области сердца, в обоих случаях просил сделать кардиограмму сердца. Кроме того, показания потерпевшего в этой части также подтверждаются показаниями фельдшера ФИО21, выезжавшей к ФИО5, которой со слов ее мужа стало плохо в связи с болями в области сердца, и, возможно, поднялось давление, а при опросе, та пояснила, что у неё появилась слабость, головокруже­ние, тошнота, была однократная рвота и неприятные ощущения в области сердца, в связи с чем, она оказала первую необходимую помощь, отразив все действия в карте вызова, и, убедившись, что неприятные ощущения в области сердца прошли, покинула больную, порекомендовав при ухудшении самочувствия, возобновлению болезненного состояния, повторно вызвать бригаду скорой медицинской помощи, в которой имеется кардиограф. Теми самым, не отрицая тот факт, что муж больной просил сделать кардиограмму сердца. В связи с этим, доводы подсудимой о том, что ФИО5 не жаловалась ей на боли в области сердца, а когда она сама спросила об их наличии, та пояснила, что их вообще не было, суд признает несостоятельными, несмотря на то, что в журнале вызова участкового это не зафиксировано, поскольку, как сама Коренева Такую позицию подсудимой, не признающей своей вины в инкриминируемом ей деянии, однако, указывающей на свою непредусмотрительность в чем-то при обследовании ФИО5, суд расценивает, как избранный ею способ защиты. Таким образом, находясь в квартире ФИО5, Коренева Был оставлен без внимания и тот факт, что ФИО5 уже длительное время проживающая на обслуживаемом участке врачом Кореневой Тогда как, Коренева Сам факт смерти ФИО5 от инфаркта миокарда на следующий день после ее посещения участковым врачом, свидетельствует о крайне плохом состоянии последней, серьезности ее жалоб и не может свидетельствовать о том, что по внешним признакам больной ничего не предвещало тяжких последствий для нее, на что обращает внимание сторона защиты. Учитывая, что согласно инструкции, участковой врач-терапевт обязан, в том числе посещать больных на дому в день поступления вызова; обеспечивать своевременную диагностику заболеваний и квалифицированное лечение больных; осуществлять консультацию больных с неясными формами заболеваний с заведующим отделением, врачами других специальностей поликлиники и других учреждений здравоохранения; использовать в своей работе современные методы профилактики заболеваний, диагностики и лечения больных, Коренева При подозрении на инфаркт миокарда и своевременном проведении ЭКГ - исследова­ния высока вероятность постановки правильного диагноза и соответственно адекватного лечения. Ненадлежащее исполнение Кореневой Оснований не доверять выводам экспертов у суда не имеется, они были даны квалифицированными специалистами, обладающими необходимыми знаниями и опытом в этой области, предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В судебном заседании эксперт ФИО11 подтвердил выводы заключений экспертов, акцентируя внимание, что у ФИО5 имел место инфаркт миокарда, развитие которого наступило за 3 дня до ее смерти, применяемые препараты фельдшером вводятся в лечебных дозировках и не могли смазать картину заболевания, в рассматриваемом случае речь идет о врачебной ошибке, когда врач не сделала все, чтобы установить правильный диагноз, когда имела такую возможность. Все собранные доказательства непротиворечивы, согласуются между собой, об одних и тех же обстоятельствах и последовательно уличают Кореневу Нарушений уголовно-процессуального закона на предварительном следствии установлено не было, в судебном заседании обеспечена полная реализация сторонами своих прав и обязанностей, все заявленные ходатайства разрешены. При таких обстоятельствах, суд квалифицирует действия Кореневой При назначении наказания подсудимой, суд, с учетом принципа индивидуализации, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного Кореневой Обстоятельств, смягчающих или отягчающих Кореневой Таким образом, с учетом всех конкретных обстоятельств дела, личности виновной, тяжести содеянного ею, а также мнения потерпевшей стороны, суд считает, что исправление Кореневой Несмотря на то, что уже длительное время Коренева Поэтому суд считает возможным не возлагать на Кореневу Гражданский иск по делу не заявлен, отсутствуют процессуальные издержки. Подлежит разрешению судьба вещественных доказательств. На основании изложенного и руководствуясь ст. В соответствии со ст. Дополнительное наказание в виде лишения права заниматься медицинской деятельностью сроком на 1 год 6 месяцев исполнять самостоятельно. Меру пресечения, избранную Кореневой Вещественные доказательства по вступлению приговора в законную силу: три предмета стекла со срезами тканей внутренних органов с трупа ФИО5 — уничтожить; амбулаторную медицинскую карту ФИО5 и карту вызова скорой медицинской помощи — хранить при уголовном деле. Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Смоленского областного суда через Ярцевский городской суд Смоленской области в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденная вправе в установленный законом срок для обжалования приговора ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, а также поручать осуществление своей защиты избранному ею защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника. Бондаревич Кассационным определением судебной коллегии Смоленского областного суда от 23 сентября 2010 года приговор отменен.

Карта сайта

97 98 99 100 101 102 103 104 105